Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:26 

VanilLemon Sky
или моя, или без или
Автор: _the_grey_lady_
Фандом: Bakuman
Переводчик: VanilLemon Sky
Бета: [Айрис]
Пейринг: Сюдзин/Сайко
Рейтинг: PG-13
Жанр: Romance
Саммари: просто драбблы
Дисклеймер: ничего, кроме удовольствия
Разрешение на перевод: получено
Оригинал: здесь
Размещение: Запрещено


1. В лунном свете

Такаги наблюдает за тем, как лунный свет льется в окно и, попадая на стол Масиро, освещает его руку, которая даже во сне все еще держит выскальзывающее перо. Со вздохом он пытается вытащить его из пальцев Масиро, но напарник лишь бормочет что-то во сне и сжимает перо еще сильнее.

Такаги улыбается. То, как Масиро цепляется за свое творчество – в прямом и переносном смысле – даже во сне, успокаивает его. Временами, когда он видит, насколько усердно работает Масиро, ему становится интересно, как же к этому относится Адзуки. А если они расстанутся, станет ли он и дальше отдавать всего себя работе? Он боялся этого, ведь эти узы партнерства с Масиро были для него всем, и чем дальше они продвигались, тем очевидней становилась значимость Адзуки для Сайко. Такаги не хотел этого. Пусть он будет на втором месте в жизни Масиро, главное, чтобы на первом был кто угодно, только не Адзуки. Пусть лучше манга… она, хоть и в малой степени, но имеет отношение к нему.

Сюдзин слегка потряс Масиро за плечо.

- Сайко, – шепотом. – Эй, просыпайся.
Масиро тихо вздохнул и поднял голову, смотря на Такаги:
- Ммм. Сколько сейчас?
- Заполночь. Хочешь, здесь останемся ночевать?
- Как же Кайя-чан? – зевая, говорит Масиро.
- Ничего. Я позвоню ей. Переживет одну ночь без меня.
- Спорный вопрос, – вставая, отвечает брюнет и потягивается до хруста в позвоночнике. – Мм, а футон?
- Я принесу. – Такаги взъерошивает свои волосы и, подходя к шкафу, достает футон, сон на котором они разделят сегодня вдвоем.

Масиро оказывается на футоне, едва только Сюдзин заканчивает расстилать его в центре комнаты. Опускаясь на колени и подкладывая под голову брюнета подушку с дивана, он думает, что не к месту опять обращать внимание на лунный свет, на то, как он прокладывает синеватые отсветы в волосах Масиро и на то, как тени ресниц падают на его бледные щеки.

Он опускается рядом, всего в нескольких сантиметрах от Сайко, и замирает, когда тот подвигается ближе.

- Спокойной ночи, Сюдзин, – бормочет он.
- Приятных снов, – почти задыхаясь от близости, едва слышным шепотом отвечает Такаги.


2. Если бы.

Если бы, - размышляет Сюдзин, - если бы все было проще. Что, если мир прекратил бы свое существование вне этой комнаты? Ведь здесь все, что Такаги дорого – особенно этот человек, сделавший подушку из его груди. Рот Сайко немного приоткрыт во сне, а пальцы неосознанно цепляются за запястье Такаги.

Все ведь могло бы сложиться иначе. Если бы не было этого, словно удавка, золотого кольца, лежавшего на столе, где его каждый раз оставлял Сайко, когда они остаются здесь на ночь, чтобы завершить очередную главу.

Ну-у, ''закончить главу''… - думает Сюдзин, нежно зарываясь пальцами в волосы Сайко. Он окинул взглядом пол, когда услышал вибрацию телефона Масиро.

Взгляд голубых глаз был затуманен сном:

- Эй…
- Прости, я разбудил тебя?
- Ммм. Нет, вовсе нет. Это мой мобильник?
- Да. Думаю, мыло пришло. Лежи, я подам.
- Спасибо, – сквозь зевок отвечает Сайко и снова падает на футон. Сюдзин подполз к телефону и увидел на маленьком ярком экране имя ''Адзуки Михо''. Немного нахмурившись, он передал раскладушку Сайко.

На некоторое время в комнате воцаряется тишина, которая вскоре прерывается хлопком соприкасающихся друг с другом панелей и ударом мобильника об пол.

- Что это было? – спрашивает Сюдзин и слегка приобнимает Масиро за плечи.
- Пустяки. Адзуки. Ничего особенного.

Если бы, - вновь приходит на ум Такаги.

3. Запись в дневнике

- Отличный способ понять персонажей, – поясняет Хаттори, передавая дневник Такаги. Он указывает пальцем на обложку, гладкую и покрытую темно-коричневой кожей. – Я выяснил, что это может быть полезно.

Бесспорно, ведь характеры героев всегда были слабой стороной Такаги, но Хаттори этого не говорит вслух: он знает, что подросток и так поймет. Блондин одаривает дневник многозначительным взглядом и решает, что если уж Масиро просиживает часы напролет по улучшению качества рисования, то и ему удастся написать пару записей от лица персонажей.

Начиная делать запись, Такаги удивленно замечает, что пишет не от лица Макото, главного и наиболее простого для него персонажа, а от лица Минору.

Слова лились и складывались в предложения, и Такаги писал как никогда до этого.

''Сегодня Макото-кун снова смотрел на Маи-чан с тем же выражением лица. С таким, словно он не здесь, а где-то далеко. Кажется, он всегда так на нее смотрит, но, может, я не замечаю другого взгляда от того, что сам не могу отвести от него глаз?''

Вскоре в дневнике появились десять страниц отчаянной нелепицы про любовь к Макото, чьим прототипом, как всегда считал Такаги, был Масиро, а Маи – персонаж, соотносимый с Адзуки. Он не хотел ломать голову над тем, что все написанное могло значить. Вместо этого Сюдзин посмотрел на дневник взглядом, в котором проскальзывало явное отвращение. Блондин затолкал монстра в кожаной обложке в ящик своего стола, одновременно размышляя о том, что упражнение было обречено на провал с самого начала, и давал себе клятву, что ни одной живой душе не позволит увидеть этот дневник.

4. Притворство.

Жизнь Такаги в какой-то момент обернулась игрой. Игрой, где все было не по-настоящему. Он притворялся, находясь рядом с Миеши. С Масиро. Со своими родителями и родителями Миеши. С друзьями, мангаками-соперниками, редакторами.
Только одно в его жизни было настоящим – любовь к работе. А в остальном, где он хотел бы перестать играть, этого делать не стоило. Ведь это могло стоить ему партнерства с Масиро. И брака, кстати, тоже. Но о супружестве Такаги думает, как о чем-то второстепенном и незначительном. И эта связь – еще одна вещь, неотрывно связанная с притворством.

Иногда притворство удается ему настолько убедительно, что Такаги и сам почти верит словам о любви, которые говорит своей жене. Затем он снова возвращается студию и чувствует, как сердце бьется где-то в горле при виде яркой улыбки Масиро, адресованной ему одному, и маска притворства в какой-то момент слетает с лица.

По-крайней мере, для него.

5. И все же…

Их первый поцелуй был для Такаги подтверждением: Что-то между ними все-таки есть, пусть и невыясненное до конца, так как теперь Сайко обходит его стороной, словно прокаженного.

Разговоры превратились в обрывки фраз, и Масиро больше не смотрит ему в глаза, но Такаги объясняет это не отказом Сайко Говорить Об Этом, а тем, что брюнет Думает Об Этом.

Что, конечно же, хороший знак. Во всяком случае, на это надеется Такаги.

На седьмой день нелепых попыток избегать друг друга, Масиро смотрит на блондина, и неуверенно говорит:

- И?

Такаги непонимающе моргает в ответ:
- И?
- И что нам с этим делать? Потому что… - Масиро заливается румянцем и опускает взгляд. – Потому что ты меня вовсе не привлекал… Ну, до женитьбы…
- Верно, – Такаги не может перестать улыбаться. - Дай мне неделю на разбор бумажной волокиты по поводу развода.
- Что-то разговор выходит на удивление коротким. Будто бы и не нашу дальнейшую жизнь обсуждаем...
- Ну, я думаю, Кайя поймет, учитывая все обстоятельства. Уверен, она в курсе с того самого момента, как я выкрикнул твое имя в постели.

@темы: фанфик, сенен-ай/яой/юри

Комментарии
2011-08-14 в 01:11 

Астария
... © Кадис Этрама Ди Рэйзел
Ну, я думаю, Кайя поймет, учитывая все обстоятельства. Уверен, она в курсе с того самого момента, как я выкрикнул твое имя в постели. :lol: :lol: :lol:
Огромнейшее спасибо! :red:

2011-08-14 в 08:00 

VanilLemon Sky
или моя, или без или
Астария, спасибо. Рада, что понравилось)))

2011-08-14 в 10:27 

Тони рыжий и пушистый
.в любой непонятной ситуации дави и накатывай.
Спасибо большое! Оно чудесно, особенно последняя фраза! :heart:

2011-08-16 в 23:53 

VanilLemon Sky
или моя, или без или
   

Bakuman: к вершинам мира манги

главная